19.06.2005 ФК «Зенит» — ФК «Москва» 2-2

История эта приключилась со мной во времена когда рунет ещё набирал свои обороты, мудаков, школьников и извращенцев на которых акцентировано сейчаc большинство контента околоспортивных(и не только) пабликов, было поменьше (наверно потому, что лучший интернет по карточкам Ролл и МТУ на 20$ предоставлялся то ли с 12, то ли с 2-х ночи до 6 утра, когда они спят), а если и встречались, то посылались на хуй и банились, а собеседники в интернете считались друзьями и знакомыми, а не своей целевой аудиторией. Общение с некоторыми перетекало в дружбу в реале. Так в апреле 2004 я в компании одной девушки по имени Маша совершил свою первую поездку в Питер к Диме Ч. и притараненной им в качестве гида и экскурсовода милой девушки Леной (вроде бы).

Кроме моря эмоций удалось привезти от туда шарфик Зенита, который я махнул на спартаковскую розу, оболваненный альбом КВТ — Бойцовский клуб, игравший в рок-магазине «Дохлая рыба» в момент его посещения нами, но оставшийся в итоге в Питере, а так же пробит концерт группы Froglegs в местечке под названием LivePark.

Клуб с таким названием по-моему до сих пор находится в том же месте (хотя могу ошибаться), но играет какую-то электронщину. Тогда же в целях раскрутки этого полу-разрушенного помещения с какими-то индейскими рисунками на стенах организаторы не скупились на гостей и в первую неделю его существования там переиграли все возможные и не возможные ска-панк-мазафака-хардкор группы. Ещё из ништяков можно было назвать отсутствие на тот момент бара в клубе и по этому не возбранялось приносить бухло с собой при условии что оно будет не в стеклянной таре. Ощутив на себе все прелести сурового нордического питерского слэма (под трад-ска!!!) с повреждением носа и других выпирающих участков тела, мы усталые и довольные укатили домой.

Летом следующего года мной была совершён второй рейд в Спб. Первый день моего визита был посвящён прогулкам по городу с попутным заглядыванием в различные театральные кассы в целях приобретения билетов на предстоящую игру Зенита с ФК Москва. Мой мозг на тот момент ещё не был замусорен междуклубными разборками, отношение было не предвзятым и я даже с симпатией относился к виражу, поэтому было интересно в живую понаблюдать за атмосферой на Петровском.

После того, как нам отказали в очередной кассе была предпринята попытка вырубить билеты у какого-то знакомого Димы Ч. из одной «топовой питерской банды». Получив от Димы инструкцию, что бы помалкивал о своих клубных пристрастиях и в случае вопросов о них отвечал, что болею за Россию и тому подобные вещи, которые отвечают когда силы несоизмеримо не равны, мы отправились на встречу куда-то в центр города. Встреча успеха не принесла. Широкоплечий молодой человек на полторы головы выше меня сказал, что ни чем не смог помочь, отослал нас опять бороздить кассы города и ретировался по своим делам.

Ко второй половине дня приобретение билетов и попадание на игру уже стало делом чести не только для меня, но и для Димы Ч., который сразу предупреждал, что будет не просто попасть на вираж, потому что билеты расходятся как пирожки и даже пытался отговорить меня от этой затеи. Как это часто и бывает, победа пришла к нам почти в момент нашей капитуляции в самом казалось бы подходящем для этого месте к которому мы почему-то обратились в последний момент. Обойдя половину города билеты были куплены по номиналу у какого-то барыги стоявшего у касс Петровского.

Вечер был посвящён очередному музыкальному открытию. В Грибоедове давал концерт тогда ещё начинающий свой путь проэкт вокалистки Спб Ска-Джаз Ревью и музыкантов М.Кунст и Фроглегс — «J.D. and the Blenders«. О том, что происходило на концерте лучше умолчать. Я показал интеллигентной питерской публике стоящей с оценивающим видом и пафосно сложив ручки на груди, всё на что способен 🙂 и по-моему увидев меня через неделю на своём концерте в Джао Да глаза Дженифер округлились и дрожь пробежала по её телу. После концерта мы опоздали на метро, попали на развод мостов и ночевали на улице вернувшись лишь под утро.

Проснувшись, приведя себя в порядок и собравшись мы двинули в центр к стадиону. Всё происходило примерно так, как я себе и представлял. Группы людей в сине-бело-голубой атрибутике ручейками из дворов и улочек сливались где-то на Ждановской набережной в одну большую реку, откуда проследовали непосредственно на стадион. Пройдя несколько полицейских кордонов мы тоже оказались на постепенно заполняющемся секторе. В тот момент я впервые столкнулся с изнанкой Питера  скрытой за музеями, каналами, Невским и прочими достопримечательностями. Как мне казалось, уже закалённый секторами московских стадионов и не питавший иллюзий о том, что на фанатские трибуны ходят далеко не благородные английские сэры, какими некоторые пытались предстать в интернетах, но заполнившие сектор подростки, напоминавшие своими речами и повадками сбежавших из городского общежития пролетариата, вызывало не самые приятные эмоции и ощущения, от брезгливого омерзения до тихого ужаса.

Некоторые во время матча развлекались вешая харчи и туша окурки об шлем ничего не подозревающего сотрудника ОМОНа. Вираж в то время тоже не представлял тот единый и слаженный механизм. Много флагов, но шизили мягко говоря на троечку, часто отвлекались и сбивались, впрочем, все ультрас-группы ставящие перед собой более глобальные цели и пытавшиеся охватить всю трибуну, а не один-два сектора, в то время ещё только развивались.

Да и справедливости ради билеты нам достались не в самое сердце суппорта, а чуть поодаль, где обычно располагаются те, кто очень желает стать его частью, но по каким-то причинам ещё не дорос.

После забитых голов и просто развлечения ради где-то жглись дымовые шашки, впрочем серьёзных последствий и каких-то беспорядков это не повлекло.

Примерно в то же время набирало моду такое явление, как физическое воздействие на молчащих на трибуне. Я как мог старался не привлекать к себе внимание и эта участь меня миновала, да и вообще прецедентов во время матча замечено не было.

С другой стороны под пристальным присмотром милиции и ОМОНа ютилось примерно 50 болельщиков ФК Москва, ничем кроме своего присутствия мне не запомнившихся, может ввиду их дальнего расположения.

Команды скатали бодрую ничейку 2-2 и сине-бело-голубая река теперь уже в обратном направлении начала разбиваться по проспектам, улицам и дворам на небольшие струйки. Не смотря на июнь, обдуваемый ветрами, я адски замёрз на секторе. Отогреваясь по ходу движения с чувством выполненного уже через несколько минут мы оказались на полу-пустых вечерних питерских улицах и лишь изредка встречающиеся на улице люди в сине-бело-голубой атрибутике напоминали, что в городе только что был футбол.

Мой следующий и на данный момент последний рейд в Санкт-Петербург случился спустя три года. К этому моменту всё уже было по другому — я потерял контакты с Димой Ч., меня окружали совсем другие люди, «эффективный газпромовский менеджемнт» набрал ход, я нахватался плохих слов про бомжей и болота, забил себе голову «междуклубной враждой» и ещё огромным количеством «модной, правильной и нужной» хуйни. Изменились люди, изменились обстоятельства, изменилась жизнь и чем дальше — тем больше, но это уже другая история.